silensio

(no subject)

я совсем не понимаю слова «семья». я одна, даже когда я с кем-то, даже когда я с любимым человеком — я одна просто потому, что свободна. истории про жутких родственников, которых рассказчики историй всё равно любят — «они же родственники» — вгоняют меня в дрожь. свобода даёт мне счастье, но порождает отчётливый и неистребимый холодок внутри. никто не умрёт вместе с нами, и в нашей голове мы всегда одни, зачем же привязывать себя к другим тяжелыми веревками, когда можно парить в этой пустоте? я могу делать всё, что захочу, пусть и пока не делаю — и на этом всё, и слава богу, наверное, мне правда очень повезло
  • Current Music
    Portishead - Glory Box
silensio

начала тут на старости лет про любовь писать

внутри черно, но в этой черноте
неслышим, еле-еле зреет свет
и кажется что все вокруг не те
но и не тем ты говоришь привет

все просто — к слогу слог, к руке рука
за дверью море стянутое льдом
и смерть так бесконечно далека
и близок дом, в котором ты. наш дом

в нем все тепло которое сберег
в себе литой безжалостный февраль
и линии дорог уходят вдаль
сквозь ветер, нестерпимый, как упрек

история стара как все вокруг:
есть двое — и есть мир за их спиной
и пусть она придумана не мной
и город слепит мертвой белизной
но я люблю тебя
люблю тебя мой друг
silensio

пусть это будет как заговор

потому что неважно, где мы, с кем мы и что мы,
если это мы. каждый миг этой странной истомы
отдается в виски, как набат
ты летишь, пуст и легок, и бездна, что вечно рядом,
наконец закрывает глаза, ты ее провожаешь взглядом
и сияет вокруг закат
дни до нашей эры стираются, будто мел или пепел
ветер свеж, и весь мир бесконечно покоен и весел,
как рожденный вчера
даже время, сдаваясь, слегка ослабляет оковы
и минута как час, день как вечность, а вечность как слово,
что звучит до утра
я теперь крепче стали, бледнее любого рассвета
я не знаю, кому по счетам мне платить за это
и когда платить
как ребенок, что ждет, затаившись под утро в постели,
что придет кто-то вечный сквозь заросли и метели,
обогреет и приютит
он приходит, когда уже спишь. с ним приходит лето,
что сильнее всех оберегов и амулетов
воцарается, как король
и смолкают все глупости, мерзости, сладкие гадости,
все пустые неврозы и каждодневные слабости
и проходит боль
насовсем затихает боль
iLove

(no subject)

жж давно умер и я вместе с ним, но тем не менее.

два месяца

классики да считалочки,
догонялки, резиночки
как же начать все сначала бы,
чтобы все рты разинули

вычесть и разделить на ноль,
чтоб оставался белый лист
как же так - без просвет темно?
что ж мы с тобой наделали?

бег наперегонки, финал,
пятна в тетради множатся
дверь открываешь — за ней стена
как пережить это, боже мой

если взрослеют так, я не хочу расти
где же мой белый кролик, где
где мне взять нужной бодрости,
доблести, наглости в той беспросветности,

где не видна ни одна звезда,
где никогда не хватает сил
все повороты ведут в никуда,
сколько о милости не проси

пепел в груди, до бровей вода
бог простит, милая. бог простит
silensio

(no subject)

к слову, вся планета должна посмотреть фильм the boondock saints. он наивный, лихой, смешной, страшный и сделан с таким наслаждением, что почти похоже на секс. а ещё там уильям дефо выглядит примерной так:



это я продолжаю традицию и дарю себе на день рождения фоточки прекрасных мужчин (в прошлый раз был агент купер)
iLove

гость

ощущаешь губами изысканный вкус дождя
и на кончиках пальцев песчинки пустые как нежность
лишь сомкнешь глаза — и чужие глаза глядят
сквозь тебя будто в кем-то навечно продлённую бездну

лишь затихнут шаги — чья-то поступь глухая опять
в голове отдается бездонным мучительным эхом
эту полую смерть у тебя никому не отнять
не разъять на куски не разнять не зашить как прореху

ты один, и вокруг сотни сотен таких же одних
дождь проходит навылет, песок обращается пеплом
умирание каждому кажется слишком нелепым
слишком быстро слипаются веки и гаснут огни

потерпи, скоро плоть растворится в густой пустоте
что с улыбкой течёт предвещая последние муки
лучше так не быть, чем быть от тоски и скуки
сам собою распятым на каждодневном кресте

всё не те
все не те
  • Current Music
    Леонид Фёдоров, Владимир Волков - сонет
silensio

очень грустные песенки

мне было четырнадцать, когда я первый раз напилась. полночи мы с моей тогдашней приятельницей ходили восьмёркой по комнате; почему-то это казалось самым весёлым занятием на свете. я хожу по такой восьмёрке уже неделю, как по свежему шраму — саднит, но свернуть не получается. это такая густая, физически ощущаемая тоска, что мне иногда кажется, будто из неё можно буквально выплыть на поверхность, но сколько не придумывай точных образов, с реальностью они не делают ничего. а возможно, дело просто в том, что метафоры всегда грустнее буквальных значений. это было бы хорошим объяснением того, почему жизнь кажется мне такой мерзкой с тех пор, как я научилась писать
  • Current Music
    She Wants Revenge - A Hundred Kisses
boxhead

не сглазить

это ощущение в полной мере у меня было два, ну максимум три раза в жизни, и это делает его ещё более ценным. это когда ты находишь такую музыку, которую тебе не просто клёво иногда послушать со словами «какой интересный звук», а под которую тебя в буквальном смысле трясет, становится физически хорошо, как после секса или во время танца; когда от музыки хочется плакать, кричать, трясти всех вокруг со словами «ну послушай, послушай же!», прекрасно при этом понимая, что даже десятой доли своих ощущений ты в этот момент никому не передашь. когда это случилось в последний раз, мне было пятнадцать, с тех пор чувство успело забыться, а человек, который во мне его вызывал — постареть и окончательно потерять лоск, талант и флёр загадочности. сейчас мне восемнадцать, идет четвёртый день, и пока что всё хорошо.
  • Current Music
    Depeche Mode - Freestate
silensio

haven't you heard of anything better to follow?

настоящая жизнь никогда не начинается. ты читаешь интернет и журнал «афиша», ешь в постели, ешь за столом, потом ещё немножко ешь, спишь, говоришь о неважных вещах (со знанием дела) и иногда — о важных (абсолютно не разбираясь в вопросе), красишь ногти, садишься за компьютер, смотришь сериальчик, ешь, ложишься спать, а потом стареешь, становишься уродливой и умираешь. в промежутке нет ничего, промежутка вообще нет. каждый сраный понедельник ты не начинаешь ничего по-новому. если бы для какого-нибудь конкурса надо было составить список вещей, которые я проебала в этой жизни, я получила бы главный приз (или, что более вероятно, проебала бы и эту возможность). и если раньше я ненавидела себя и устраивала по этому поводу истерики в каждом окрестном баре, то теперь мне просто неприятно, как будто каждое утро я здороваюсь за руку с человеком, который только что сходил в туалет и забыл эту руку вымыть. и все окрестные бары успели кончиться, вот же незадача.
silensio

надоело выёбываться

прошло три месяца, и я окончательно поняла, что вообще не умею делать то, чему меня учат и чем я собиралась зарабатывать на жизнь. я последовательно в течении нескольких лет осознавала, что не умею петь, выступать на публике, писать стихи, писать прозу, писать сценарии (фотографировать, например, можно вообще даже не пытаться); всё, в чем я в итоге хороша — так это в пустой болтовне. наверное, единственная подходящая для меня работа — записывать видяшки на тему «что я думаю о кино, книжках и своем сладком бойфренде». хотя опять же, см. пункт про публичные выступления